October 26th, 2015

Единый протест не единой Европы



Минувшие выходные во многих европейских странах ознаменовались проведением крупномасштабных акций протеста. Тысячи европейцев вышли на улицы, чтобы заявить своим национальным правительствам о несогласии с проводимым политическим курсом, накопившимися социальными и экономическими проблемами. Пожалуй, протест стал тем немногим, что сплотило разрозненные народы «единой» Европы.

Обзор «европейского недовольства» стоит начать с инцидента, который произошел в бельгийском городе Льеж. Всеобщая федерация бельгийских трудящихся вывела на свою акцию сотни граждан, протестующих против политики жесткой экономии и урезания социальных пособий. Для придания большей убедительности своим требованиям, активисты перекрыли движение по некоторым улицам города. К слову, власти протестующих так и не услышали, зато возникший транспортный коллапс привел к гибели туристки из Дании, которой не успели оказать медицинскую помощь.

Заданную бельгийцами тенденцию в субботу поддержали граждане Великобритании, Финляндии, Франции и Швеции.

Вечерний Лондон взбудоражили подробности несанкционированного митинга на одном из железнодорожных вокзалов города, переросшего в стычку с полицией. Более сотни молодых людей, одетых во все черное, попытались штурмом взять платформу пребывающего из континентальной Европы поезда Eurostar. Участники акции скандировали лозунги в поддержку беженцев и требовали от правительства увеличения миграционных квот. Несмотря на то, что Великобритания сравнительно легко миновала бум наплыва сирийских переселенцев, обстановка в стране по-прежнему остается крайне накаленной.

В Финляндии и Швеции протестующие, напротив, требовали от национальных правительств закрыть границы и выдворить уже прибывших беженцев. Свои требования активисты подкрепляют радикальными методами, сжигая пункты приема и расселения мигрантов. Разъяренным шведам не смогли помешать даже полиция и части регулярной армии, охранявшие объекты. Правительству пришлось полностью засекретить всю информацию о размещении переселенцев, но, сомневаюсь, что это позволит снять напряжение.

Во Франции прошли две крупные акции: профсоюзы требовали отмены жестких мер экономии, предполагающих сокращение рабочих, а собравшиеся возле офиса агентства Франс Пресс демонстранты были недовольны редакционной политикой агентства по освещению палестино-израильского конфликта. Избежать погромов удалось только благодаря вмешательству полиции и силовым мерам.

Но, несомненно, главным центром протеста стала столица Черногории Подгорица. Тысячи митингующих пытались пробиться через оцепление полиции к зданию парламента. В ход пошли камни, петарды и бутылки, от которых пострадали 15 представителей органов правопорядка. Для разгона толпы полиции пришлось использовать водометы и светошумовые гранаты.

Воскресные акции окончательно сменили повестку на политическую. В центре Мадрида собралась несколько сотен демонстрантов высказавшихся против проведения учений НАТО в Южной Европе. Активисты скандировали лозунги «Нет войне, нет НАТО!», «Меньше военных расходов!», «Военные расходы на школы и больницы!», «Мы не хотим быть североамериканской колонией!» и «Уберите военные базы!».

Центром столкновений в Германии по-прежнему остается Кельн, митингующие выходят на улицы практически каждые выходные. В этот раз исключения также не произошло. Активисты движения «Хулиганы против салафитов» устроили беспорядки с применением пиротехнических средств. Органам правопорядка пришлось прибегнуть к жестким силовым мерам, которых хватило только на вытеснение дебоширов с главных площадей города.

Удалось ли протестующим достигнуть консенсуса с властями? Сильно сомневаюсь. Предпринятые социально-экономические меры являются объективной необходимостью, направленной на спасение сильно пошатнувшейся экономики стран ЕС. На фоне прошедших событий, весьма актуальным выглядит смелое заявление канцлера Австрии В.Файмана, предрекшего развал Европейского союза.

Попытки национальных правительств стабилизировать ситуацию пропагандой толерантности и заветной «мечтой» об общеевропейском доме уже не дают былого эффекта. Демонстрации обретают массовый характер и превращаются в закономерность. Стоит ли ждать дальнейшего обострения ситуации? Уверен, что да. Если европейские президенты и премьеры не откажутся от решения проблем беженцев и не обратят внимание на граждан своих государств, то ситуация может вполне превратится во взрывоопасную.

Клевета на судью от Навального



Больше двух лет длится «дело Кировлеса»: в 2013 году Ленинским районным судом Кирова по обвинению в растрате имущества были признаны виновными Алексей Навальный и Петр Офицеров, а 23 октября 2015 года Никулинский суд Москвы постановил взыскать с обвиняемых Навального, Офицерова и Вячеслава Опалева 16 млн. рублей в пользу «Кировлеса». В тот же день в блоге оппозиционера Алексея Навального появилась запись, в которой не присутствовавший на заседании обвиняемый высказал собственное мнение о произошедшем.

В своем посте Навальный красочно описал поведение судьи, вынесшего непонравившийся ответчикам приговор, подразумевая при этом, что судья Борисов не просто выполнял свою работу, но «выслуживался» и «выполнял поставленную задачу». А для наибольшей красноречивости, дополнил текст изображением картины Герарда Давида «Сдирание кожи с продажного судьи Борисова», намекая на сходство судебного процесса по «делу Кировлеса» с фрагментом из «Истории Геродота», когда царь Камбис велел содрать кожу с судьи, подкупленного и вынесшего несправедливый приговор.

Член комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Анатолий Выборный направил в Следственный комитет просьбу дать правовую оценку заявлениям Навального в адрес судьи Никулинского районного суда Москвы Евгения Борисова. В своем заявлении депутат указывает, что Навальный употреблял «уничижительные формулировки для описания действий судьи», называя его «продажным», а также ссылаясь на комментарий своего адвоката Вадима Кобзева, который не просто намекает на нечистоплотность Борисова, но обвинил его в соучастии в хищении.

В своих попытках не оставить «рыльце в пушку», Навальный порой переходит все границы. Можно до бесконечности расписывать ход судебного процесса, на который он сам даже не удосужился прийти, надеясь, что читатели поверят уже любому твоему слову. Но нужно же знать границы: нельзя обвинить судью в продажности и в подкупе, и не ждать, что этим заинтересуется Следственный комитет. А потом делать невинное лицо, и ссылаться на свою оппозиционную деятельность, мол, «это политический процесс! Меня притесняют!».